Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:39 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
есть люди - бляди.
я таких не уважаю.
©

19:02 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
I irrigate illusions
Then let them grow
How can I pacify myself?
And let go
And I run wild to see
Who I turned out to be
(C)


джаз.
невнятная усталость.
невнятный дым.
слишком уж как-то.


12:05 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
мои ребяточки.)
ловите меня в Москве,
остаюсь тут до вечера воскресенья.
+79269628280

00:47 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
такое странное чувство -
словно только что что-то изменилось.
не знаю, что,
но что-то произошло.
важное такое....
такое же важное, как Новый Год.
или двадцатый день рожденья.

стою посреди метро, улыбаюсь.
напеваю на ломанном немецком sonni,
случайные встречи, краски.
- ты такой радостный в метро шел, немного склонив голову набок, как обычно
может, ты снова...?
музыка из детства,
неземная красота.

выпал снег.
ты рада, у тебя синие волосы, и я старательно выкрашиваю кончики в черный.

мне немного странно,
иногда не понимаю, что происходит.
кровь не сворачивается,
и я знаю столько всего интересного.
я немного боюсь конца января,
потому что тогда меня здесь уже не будет,
а может -
буду сидеть снова в приемном покое,
мне там всегда так странно:
хочется лезть на стены,
пощелкать пустые кадры.
- в голове звучит по кругу песенка про грусть...
и врач сказала: "и никакой терапии, только операция," - и я побледнела.
и мы готовим всё.
и, на самом деле, очень страшно.
черт, так долго.

почти перестали торчать кости,
это не так красиво, но родителей радует

на самом деле ненавижу эпидемии:
мне никак, негде,
потому что люди.

это, наверное, первый Новый Год, который я отмечу с семьей.
потому что я так боюсь, что могу не успеть, не застать...
это как если ты бежишь на экзамен,
так хочешь успеть,
но он уже закрывает кабинет,
а ты садишься у стены в рекреации,
и тебе тупо ничего не остается -
это экзамен без возможности пересдачи.

приходить домой, валясь с ног от усталости,
умирать от тоски и чуть не рыдать,

обычно, когда я прихожу домой,
я умираю.
от тоски, от усталости.
выжимаюсь, до дна, до конца.
но люди это любят,
любят за это,
но иногда оказывается,
что они любили не тебя:
а твою театральность,
твою игру,
твои чувства,
которыми ты старалась насыщать их жизнь, чтобы им было хорошо.
хотя, наверное, так и должно быть.
люблю так жить.
мне слишком сложно по-другому.

- наверно все мы так любим
любим людей за счастье которое они нам подарили
за приятные моменты жизни
а потом уже их самих
так и надо жить, так чтобы счастливо.

иногда я скучаю по тем,
с кем мы потерялись.
по ним прежним.

сны меня пугают,
у всех таки прямо свадьбы-свадьбы.
а мы не говорим друг другу,
чтобы не испортить,
чтобы не начинать опять сначала.
мне это так нравится.
мне даже не играем, только настоящее, только правда.
только мимика и жесты, запахи и привкусы.
и никаких слов.

приходите ко мне в гости.
я вас жду.

11:18 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
теперь ты.
никто не читает длинные посты (с)
ребята, в следующие выходные я буду в Москве.

12:14 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
с ним случился легкий приступ,
если что - подряд уже лет триста
(с)

18:39 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
пахнет мандаринами, снегом и елкой.
предновогодним депрессняком.

я раздавлена навалившимся снегом и разбита порывом ветра.
лежу под светом фонарей в таком красивом снегопаде, а прохожие все снуют мимо по своим делам.
это так безумно красиво.
я бы пролежала так вечно.

23:49 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
я лежу в облупившейся чугунной ванне.
вода немного ржавая.
так странно: люди.
они все стремятся что-то поменять, переделывают себя - носы, подбородки, меняют документы и закачивают синтетическую дрянь в губы и лоб.
а я наблюдаю.

вижу, как они медленно уходят.
вроде, совсем не далеко.

по утрам не проснуться.
отекают глаза и тошнит.
я ненавижу привкус рвоты во рту.

снилось:
Л.К. какого-то черта жила с нами.
она твердо убеждена, что я "слишком худа", а я и без того на нее злюсь за некоторые ее слова и поступки.
жила с нами. спала на матраце возле моей кровати. рядом стояла еще и кровать моей сестры. она упорно пыталась туда уложиться под предлогом того, что сестра все равно уже на работе.
там было такое нежно-голубое белье.

я стояла в каком-то актовом зале,
какие есть в каждой школе.
там было абсолютно пусто. огромные окна и очень светло.
среднего тона паркет, светлые стены и занавески.
посреди пустоты стоит фортепьяно.
за ним сидит женщина. и девочка. ДЦПшник, в очень тяжелой форме.
женщина учит ее играть.
у девочки не хватает сил, чтобы нажать на клавиши до конца. звук такой тихий, да и нажимать такими руками она может на них только по отдельности....
рядом кто-то стоит.
он поворачивается ко мне и на ухо говорит:"слышишь, она поет в унисон," - я прислушиваюсь и слышу мычание и подвывание немного срывающимся голосом девочки.

а сегодня у меня выпали передние зубы.
ну, меня же предупреждали - и мама, и ребята, и знакомые, и врачи.
ощущение странное, такое настоящее,
и привкус зубной крошки и лидокаина, такое противное онемение и чувство пустоты.

такие странные - эти сны.

ты надеваешь на меня платье,
мы стоим возле реки.
с этой стороны - Центр, а с той - Охта.
тебе нравится снимать.
а мне нравится, как снимаешь ты.
вымерзаю в легкой одежде в начале декабря.

я жду следующего года, чтобы купить билеты на поезд.
чтобы знать наверняка, где мы будем.

я это все ненавижу, но...
от осознания немного легче.
время.

ты знаешь, и ты молча улыбаешься.
потому что все понимаешь.
кому. как ни нам, знать об этом четвертом измерении - времени.

здесь так пусто.
словно бы чего-то не хватает.

так хорошо, когда ты можешь пол-ночи просидеть на подоконнике.
и читать, не зажигая света, не смотря на холодное время года.
сначала он мне что-то напоминал.
а потом я забыла, что есть тот город.

может быть, в этот Новый Год я загадаю очередной глобальное желание вроде "мир во всем мире!" (просто от того, что мне уже нечего пожелать), и оно сбудется.

а может, мне подарят щенка, и я буду биться головой от чувства вины и собственной безответственности.

я меняю старый "никон" на почти идеальный "кэнон".
странно, но я разочаровалась в своих японских машинках.
и мне принесут "50-200", и я буду пытаться запихнуть его в тубу, чувствуя себя полным идиотом.

напишите мне пару писем?
все равно не отвечу, просто иногда кажется, что стоило мне поменяться, все куда-то пропали.

23:47 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
у тебя теплые руки.
знакомые, разговоры, улыбки, как дома.
эйфория.
ночь в кофейне.

ты тоже знаешь, но ничего не говоришь.
это не сутки и не три месяца.
все впереди.

- мне нужен человек, на которого я буду акцентировать свое внимание, - как верно, да. и это именно то, что ты должна была сказать.

замысловатый узор над твоими глазами.
у нее нет прошлого.
есть сотни знакомых, новых и старых.
есть странный мужчина в белом, который занимается чем угодно, но не своим делом.
но я-то умею путать карты, и он знает, улыбается.
есть ребенок с красивыми глазами, с такими, каких я никогда не видела.
она читает по слогам, иногда путаясь.
она рисует всюду круги и постоянно включает себе комп. любимая игрушка же - клавиатура.
она знает больше, чем мы.
она танцует вальс, она знает, что к чему лучше нас всех.
есть несколько старых друзей.
есть потерянный дух детства. потерянная навсегда подруга из того времени крыш и парадных, портвейна и кожаной куртки.
это как... осыпавшаяся на бетонный пол штукатурка. потрескавшаяся от влажности оконная рама с грязными стеклами.
пустая железная кружка на подоконнике поздней осенью.
это так грустно, да.

этим летом я уеду на север.
буду учиться на медика.
быть может, я узнаю или пойму что-то.
что-то важнее, чем могло бы быть.

а быть может, мне очень повезет, и я останусь в своем чужом городе.
буду стоять в переходе на Гостинку и слушать шум машин, гул толпы, вздохи Невы.

но однажды я все равно сяду на берегу северного моря.
и хоть тех людей больше нет,
мне не будет больно, я все забуду.
и навсегда останусь там, на берегу.
кто-то скажет: "русалка," - и улыбнется.

а ведь это было позавчера?

09:35 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
наше радио по всей квартире, немного странно.
докуривать недокуренные сигареты, готовить и быстро убираться.
задержанный рейс.
вымыть голову и полы.
собрать разбросанные тряпки.
улыбнуться утру.

люблю утренние и ночные эфиры.
люблю утро.
люблю открывать окна настежь на всю ночь, впуская запах утра и уходящей ночи.
молчаливым и улыбчивым.

22:34 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
лето незаметно уходит с улиц.
сложно отгонять меланхолию, вдыхая сыроватый воздух с легким послевкусием октября.
скоро они будут лежать у твоих ног, ты будешь поддевать их носком кеда и подбрасывать вверх золотым фонтаном.
мне снятся идиотские сны и сносит голову.
недосып и простуда, слегка картавлю, кутаясь в черный безразмерный свитер, и мы с ним почти ровесники, поизношены и в дырочку, вытянулись и потеряли форму и цвет стал абсолютно неопределенным.
скоро будут самолеты.
от тебя будет пахнуть самолетным воздухом, усталостью и островом, этот запах очень долго выветривается.
в сочетании с концом лета это взрывоопасно.
метеоритный дождь вот-вот и закончится, искорки уже не так заметны на темном небе. наверное.
кажется, каждая из них - звезд - когда падает несет в себе чье-то желание, чью-то мечту.
интересно было бы прочитать те послания, что выдолблены на них за тысячелетия. о детях, о любимых, о семьях, о свободе.
ледецовым вкусом красного винограда, окутывает пряно-приторным запахом, растворяясь в дыме сигарет. это твой вкус.
когда-нибудь все будет хорошо.
а два года назад я написал наоборот: все хорошо не будет никогда.

Как и прежде, трамваи бежали в Автово,
Давай брат, увидимся завтра мы.
От Ветеранов до Стачек дворами,
Туда, где дым «Winston» и буквы из пачек…

хе, песенка, мягкая читка и точно в цель, по мишени, задевая по стрункам нервов неровным перебором.
как точно.
как грустно.
меланхолия.

финальный поворот сюжета непредсказуем.
и до эпилога может не дойти.
и так уже много-много страниц.
одна за другой, строчка над строчкой, и между - еще не по одной.
любимое время.

не бери себе в голову, Земфира не бери.
прогоняй ностальгию мимо дымом в потолок

03:47 

немного Маяковского (позже - Саша Васильев, в песне "маяк")

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
Дым табачный воздух выел.
Комната -
глава в крученыховском аде.
Вспомни -
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще -
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя -
тяжкая гиря ведь -
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят -
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в обжаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

26 мая 1916, Петроград

Владимир Маяковский. Лирика.
Москва, "Художественная Литература", 1967.

05:46 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
"они ели друг друга
спали друг с другом
ровно два года"
...


тоскливо.
у меня болит сердце.
и я все забываю. все, что мне так необходимо.
в итоге уезжаю - на две недели.
спрятаться от боли, спрятаться от себя.
...и так похоже на шутку. не самую добрую, со злым подколом вроде "тебе все можно, вперед", отвернуться и уйти.
больно получать свободу, когда тебя отпускают с поводка. просто отпускают с поводка.
я всегда этого боялся.
*
внутри все рвется.
прости, ты ни в чем не виноват. просто у меня такое странное ощущение... словно бы сначала все шло хорошо, а потом оборвалось.
как прямая хорошая трасса без выбоин, которая резко заканчивает оползнем.
я про нашу переписку и эти три недели.
забываю, по этому еду без телефона. а может, нарочно забыл подключиться. чтобы спрятаться.
если что - только ты знаешь телефон моей мамы, по которому меня можно найти.
пиши, если сможешь.
если я не брошу курить, мое сердце, наверное, разорвется.
а теперь еще кофе....
я это все как чувствовал, как знал. что что-то пойдет не так.
дано обещание не делать глупостей.
не могу говорить о своей боли. мне это не дается, не выходит наружу, наверное, пытаясь сохранить остатки какой-то жизненной энергии. а мне так хочется... понимания. тепла.. но остается только одиночество. замкнутость, аут.
мне хочется белого неба и пустоты. вокруг и внутри, чтобы ничего не понимать и не знать. в белых стенах, с одним высоким окном на серые дома, в много-много голодных альбатросов. и пригрезится шум моря, словно бы оно за другой стеной..
это чувство - словно нечем дышать...

я пробил правую бровь...
нужно было что-то поменять, хоть что-то.
не почувствовал. ни боли, ни изменений, ни облегчения. ничего.

"серые праздники
я ненавижу их, так же, как ты.
бутылки романтики
как старые истины тоже пусты
сигнальной ракетою
взлетает пробка под потолок.
в открытом конверте...."

спасибо за все, что было.
спасибо за то, что ты был.
это было самым лучшим периодом в моей идиотской жизни.
к хорошему быстро привыкаешь.
и это больнее всего терять.

я не брошу учебу, не брошу дневника, заведя очередной новый, я не буду пить антидепрессанты, не буду принимать наркотики и "делать глупости", глобальные глупости, не сменю пароли, не удалю контакт, не буду много пить и выкуривать больше полутора пачек.
я все мечтаю о том, что все-таки смогу остаться твоим другом.
хотя это так больно, но без этого я не смогу.

играет в голове. играет в колонках.

я пишу открытые посты, как письма. но мне все равно.
это ведь мой дневник. хоть бумажный, хоть сетевой.

хочу сделать татуировку.
покрасить волосы, снова в синий. или в серебро. хочу длинные хвосты до середины спины.
а шрамы меня успокаивают, мои старые шрамы. напоминая об ошибках. давних и недавних.
чтобы осознавать реальность.

хочу по приезду сходить в кофейню.
чтобы напоили горячим кофе, рассказали интересного про жизнь. связать реальностей одним рукопожатием, тысячами слов неясной важности.
теперь я уж точно знаю, что такое одиночество. мои представления не отличались от действительности.
у меня есть друзья. одного человечка не вытащить, второй дуется непонятно на что, другие все куда-то исчезли. нити оборвались, но кто-то остался. и спасибо вам. что остались.
у меня есть семья. они замечательные, тоже. и мне. наверное. пора их увидеть...
черная фенечка, вся в узелках, замотанная на левой руке. три серебряных кольца, я никогда не носил колец.

научиться переносить сильную боль.
не стать жёстче, я не хочу.

я не оставляю всю свою боль в этом огромном городе, который мы не раз обходили по периметру, не раз плутали по площади. так поступает, наверное, каждый второй, уезжая.
почти все улицы знакомы, и мы знаем миллионы названий - улиц. проулков, магазинов...
мне его жалко, но жалеть никого нельзя. он очень сильный. вот почему он такой. серый, грустный и молчаливый. но при этом такой яркий, влюбленный, немного сентиментальный. реки, чьи-то мечты - сбывшиеся, не сбывшиеся. сбившиеся, не сбившиеся с пути люди. слезы и смех. самые красивые улыбки - искренние, интересные, грустные, веселые... настоящие.
отпечаток в памяти.
вылет электронов серебра с тонкой блестящей поверхности. блестят в линзах, отражаются в глазах, набор разнокалиберных линз из органического материала.

я слушаю энималов.
и не могу остановиться. гоняю треки один за другим. не разбирая альбомов, выборочно, прослушивая по несколько раз.
очень подходит, правда.

Не смотри назад
Там забыты тысячи картин
Ты не виноват
В том что ты один
Бесконечный круг
Из одних и тех же пройденных дорог
В мешке заплечном груз -
Миллионы снов
Миллиарды снов


встану, развеюсь. как дым.
я правда за это время никому не смог показать своих эмоций. весь такой веселый-развеселый...хотя все знают. но никто не лезет. за это я вам тоже очень благодарен, наверное. так будет лучше.

шестой час утра. надо бы собираться.
мыть голову. складывать вещи. прокрутить пирсу, нарисовать себе приятную внешность человека, который спал ночью, доволен жизнью и все у него хорошо. так и правда проще. и ни один из этих людей в поездах не посмеет залезть ко мне в душу своими грязными хирургическими перчатками. из тех, кому скучно, кому интересно.

все, прячусь, собираюсь, одеваюсь.
прости меня за все. если можешь.
мне так тяжело уходить... но так давно хочется.

"и снова ветер пляшет танец на твоем плече,
и обещает только вечный вопрос - зачем?
пиво, коньяк, водка и кока-кола -
все сливается в одно и завтра будет плохо снова."

я тебе напишу, когда приеду.
как опознавательный знак, что жив, здоров и уже далеко.
мне не хватает слов.
внизу есть сноски... если это можно так назвать.


____________________________________________
*эти строчки мне кажутся такими обидными...

@музыка: animalджаз

22:50 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
ты улетел, несколько дней назад.
тут тихо, одиноко и как-то безнадежно без тебя.
я общаюсь с людьми, с которыми давным-давно не общался.
лишь бы скрасить эти дни. они какие-то не такие, они какие-то странные, очень.
там у вас холодно, как-то тоскливо, узурпаторство и тирания.
там у вас сопки и тропические циклоны, которые надувает со всех четырех сторон, собаки на цепях и тишина после девяти вечера.
это так далеко.
и физически, и морально.
наверное, мне следует найти динамичное увлечение, или же динамичную работу. чтобы тратить в этом всего себя в эти дни, чтобы становилось проще дышать.
я иду в гости, мне захотелось подстричься и покрасить свои волосы.
а еще мне как-то странно хочется вставить себе в лицо еще одну железяку. в бровь, наверное.

мне мерещится твой голос - в полной тишине и на шумной улице.
ты говорил мне на ночь: "ну что случилось, котик? все хорошо, мой маленький", и я засыпал.
мне мерещатся твои очертания и монеры в людях.
наверное, это не особо хорошо, и мне остается только ждать и начинать делать то, что давно пора.

скоро кончится лето.

хочу фотографировать что-то, но у меня не получается даже обрабатывать.
хочу прижиматься к тебе, и слушать, как ты рассказываешь про свое лето на Сахалине, про свое детство, одиннадцатый класс, про маму и папу, про грохот собачьей цепи под окном, про фонарь, что в него светит...

мне снится мало снов, слишком мало, чтобы в них забыться.
у меня как-то подозрительно мало слов и щемящая тревога в области сердца, до боли.
блин, я дико скучаю.
все перестает быть интересным, реальность начинает напоминать шизофреничный бред.
мне хочется весь день прошататься по улицам без определенной цели, в ожидании чего-то.

мне не хватает твоего взгляда, мне не хватает твоих прикосновений, мне не хватает твоего тепла, это все сугубо твое, сугубо индивидуальное, и мне этого сейчас ничем не заменить...

приснись мне?
в ярком, теплом, запоминающемся сне.

я волнуюсь за тебя - как ты там? волнуюсь за тебя - там настолько скучно...

иногда мне страшно, что лето никогда не кончится.
иногда мне безумно хочется плакать.

11:13 

традаю херней, стыбрил у Или

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
обо мне:
Я стою мало, но зато чего-то стою!
о жизни:
Разумеется, у меня есть некоторые странные привычки. Но все эти социально-адаптированные люди только и ждут возможности взять молоток и публично расколошматить свою еду на части. Обычные люди так враждебны.
о будущем:
Штирлиц: По-моему, предательство страшно, но еще страшнее равнодушное и пассивное наблюдение за тем, как происходит и предательство и убийство.
Пастор: В таком случае, может быть только одно участие в это: прекращение убийства.
Штирлиц: Сие от вас не зависит.
Пастор: Не зависит. А что вы называете предательством?
Штирлиц: Предательство — это пассивность.
Пастор: Нет, пассивность -это еще не предательство.
Штирлиц: Это страшнее предательства…
о врагах:
Всё сводится к очень простому выбору: занимайся жизнью или занимайся смертью.
о друзьях:
Проще всего объявить Олю душевнобольной (хотя бреда и галлюцинаций у нее нет, а вопрос, что такое душа, считается в психиатрии неприличным), но разве это что-нибудь объясняет? Глядя на Олю, становится ясно, что зло не присуще человеку, а вступает, входит в него, заполняя пустоту, межклеточные промежутки. Зло и добро — разной природы, а сродство у пустоты именно со злом.
про сегодняшний день:
Можно оплевать себя не открывая рта.
про завтрашний день:
…количество счастья и горя закладывается в нас при рождении. Денежные превратности на него мало влияют.
про мой характер:
Не само событие, но наше восприятие и отношение к нему определяет его воздействие на нас – позитивное или негативное.
кредо:
Функция гения заключается в том, чтобы доставлять мысли, которые через 20 лет станут достоянием кретинов.
отношения:
Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца.
Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть.

отсюда

21:06 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
снова начинаю блудиться.
иду куда-то, сам не зная куда, ищу новые, кардинально иные дороги, не нахожу, часами жду трамваев на кольце, захожу в незакомые дворы - в поисках то ли прохода, то ли новых ощущений.
чувство нереальности какое-то.

еще вчера днем я не мог чувствовать эмоции. видимо, после такого давления теряю способность ощущать.
это как после падения с мотоцикла вряд ли ощутишь укус комара.
вчера мне сделали две новых дырки: шарик в нижнюю губу и индастриал, правое ухо.
наверное, боль возвращает меня в реальность.

кажется мне, что мы лоханулись. и не раз нам еще придется лохануться на пути ко взрослой жизни.
самый поганый период - когда ты из подростка резко становишься взрослым, при чем не по документам, а окончательно и официально взрослым.
нам все так и будут из раза в раз поганить настроение. это как минимум.

сидел у Илька, она не подавала признаков жизни.
сидела, свернувшись, иголками наружу.
переставай быть таким, Илек.
мне вспоминалась моя бабуля - прабабушка по маминой линии. думал о том, что надо ее навестить.
через минуты три мама сказала, что завтра у бабули годовщина и мне надо съездить, т.к. она в этот раз не может сама.
стало легче после визита к ней.
а я по ней скучаю, хоть почти и не помню.

13:02 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
просыпаться с непонятной тоской и легкой апатией.
экзамены почти все уже сдал, мне нарисовали оценку о предмету, по которому был лучше всех в классе, и препод меня обожала. видимо, я неудержимо тупею.
ни черта не успеваю в этом мире, хочется валяться на зеленой траве, курить одну за одной и задыхаться от жары.
все разворачивается нервно, стремительно и на душе нарывает язва страха.
моей маме будут удалять щитовидку.
у тебя экзамены, начинаются на неделе.

у меня иногда возникает чувство, что пишу, разжёвывая текст для самого себя, чтобы потом не пришлость раздумывать, что имелось ввиду.
противно.
у меня ничего не получается.
иду курить.

11:34 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
серые праздники,
я ненавижу их так же как ты,
бутылки романтики,
как старые истины, тоже пусты

проснувшись, упереться взглядом в непроходимое бледно-серое небо.
последний твой выходной перед зачетами, у меня завтра тоже экзамен.
мне немного не по себе, мы все в наших родных краях страдаем от авитаминозов, недосыпа, недостатка позитивных эмоций, недостатка солнечных лучей...
уж почти лето, а мы видели солнце раз пять.
ровно через год я буду подавать документы в Академию.
от этой мысли мне еще больше не по себе.
это тупо от неуверенности в завтрашнем дне.
наверное, мы все неуверенны. в нем.
я хочу на финский.

И по магазинам
Мы будем носиться в ожидании чудес
И думать о минах
Заложенных в основании небес
А после расстанемся
Тебе направо, мне налево, в Тибет
А то, что останется
Вложу в конверт, подарю тебе

21:00 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
нам сегодня год и девять месяцев.
а получается какая-то хренатень....
буду готовить тортики, может, хоть это хоть немного поднимет настроение.
обоим.
это все от недосыпания, авитаминоза, недостатка солнца и похолодания.

04:36 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
с днем рожденья, мелкий.
пошли выпьем пива?

хитрые конфеты

главная