Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:05 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
На столе стоят
Две ненужных, выпьешь по одной
Столько дней подряд
Наедине с луной

Город из песка
Окружает сумрачным дождем
И нужна тоска
Чтобы выжить в нем
Просто выжить в нем

И ничего
Не происходит, все останется таким
До того
Пока не встанешь, не развеешься как дым

Не смотри назад
Там забыты тысячи картин
Ты не виноват
В том что ты один
Бесконечный круг
Из одних и тех же пройденных дорог
В мешке заплечном груз -
Миллионы снов
Миллиарды снов

И ничего
Не происходит, все останется таким
До того
Пока не встанешь, не развеешься как дым

И по дорогам гнать и гнать
Подставив ветру лицо
Смеяться, никто не должен знать
Что тебе не повезло
Звонить по мобильному всем подряд всем
И не дождаться гудков
А ночью метаться в клетке из стен
С ключами от всех замков

И ничего
Не происходит, все останется таким
До того
Пока не встанешь, не развеешься как дым

хочу тепла и ласки.
мы пьем. и я догоняюсь дурацкими таблетками. и я знаю, что завтра будет плохо.
боль скоро утихнет.
когда-то мы будем рассказывать свои жизни.
но не сейчас, еще слишком рано.
из меня вылилось все Охотское, такое же соленое, но слишком горячее.
мне хочется спать, мне хочется в знакомые руки.
мне хочется ластиться.
я постараюсь быть хорошим.
разговоры по смс и в контакте.
хочу вернуться почти на два года назад.
я не хочу больше солнца.
я хочу красивых фотографий.
я хочу обработать готовые фото и сделать миллион новых.
тепла и ласки.
нет совпадений, возможно, вы имели ввиду "одиночество"?
мне уносит крышу.
завтра мне будет стыдно. за этот лишний пост. за свои собачьи глаза.
за соленую воду, таблетки и вино.
за этот пост.
за это состояние.
за то, что говорю.

завтра я поеду на мой самый любимый мост. Большеохтиский.
хочу сделать пару красивых фотографий.

сохрани мое фото на книжной полке,
где я в старом пальто, с сигаретой во рту.

я хочу..
этих "хочу" так много, но они сводятся к одному.
боль. и не сорвется голос и не намокнут глаза.
если замолчать и закрыть...

похоже, я теперь интровертный.
хочу красивых и ярких снов.
хочу смеяться.
хочу быть другом.
хочу красивых фотографий.
хочу музыки и жить, хоть как-то, выживать.
хочу хочу спать.
хочу осени, хочу тебя фотографировать.
хочу уметь терять.
хочу..

я глупое животное.
я эмоционально неуравновешенный.

хочу больше не узнавать, что это такое - настоящее одиночества.
хочу быть твоим другом.
но я исчезну, я обязан исчезнуть.
я обязан уйти, отвернуться, спрятаться.
двух недель затворничества оказалось мало.
хочу уезжать, хочу в самолет и в поезд.
хочу странный чай в граненом стакане.
хочу, чтобы по всему городу пахло нагретым утюгом.

хочу в больницу, спрятаться.
сидеть на широком подоконнике, курить втихомолку и считать опадающие листья.

Белое тепло только на двоих
украли мы и вместе падали
Белое тепло намотало нас.
И высота, как я, растаяла.

было. все было.
все будет. раз за разом повторяясь.
грустно. очень.

я хочу по-дурному накрасится, одеться в черное,
и пойти на любимый мост.
хочу фотографий.

я предсказуем и глуп.

я хочу кофе, хочу кофе, хорошего кофе.
хочу общения в кофейне, и так мило угощают вкусными сигаретами.
я ничего не понимаю.
это очень жестоко.
я хочу гулять.. именно сейчас.
хочу на крышу, хочу лазить по арматуре в некогда недостроенных зданиях.
хочу осени. ее начала и ее конца.
хочу гулять за ручку.

а еще...
руки не слушаются.

я березка, бородатая, и мои ветви чуть не касаясь земли играют на ветру.
красивее мне не написать. я измотан.

20:26 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
моя жизнь - невесть что на грани срыва.
я сыплю обвинениями.
я несколько недель все время ржал, не переставая, и доржался до хорошего нервного срыва, такого, что ой-ой-оёй.
ищу приют на неделю, с двадцать третьего по первое.
мне жутко больно, я морально раздавлен, и все внутренности полезли наружу.
прости.
все мои рассказы...
я начинаю заново. все с начала.
опять с ошибками и болью.
и мне очень страшно.
мне не хочется, чтобы снова было так больно.

05:46 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
"они ели друг друга
спали друг с другом
ровно два года"
...


тоскливо.
у меня болит сердце.
и я все забываю. все, что мне так необходимо.
в итоге уезжаю - на две недели.
спрятаться от боли, спрятаться от себя.
...и так похоже на шутку. не самую добрую, со злым подколом вроде "тебе все можно, вперед", отвернуться и уйти.
больно получать свободу, когда тебя отпускают с поводка. просто отпускают с поводка.
я всегда этого боялся.
*
внутри все рвется.
прости, ты ни в чем не виноват. просто у меня такое странное ощущение... словно бы сначала все шло хорошо, а потом оборвалось.
как прямая хорошая трасса без выбоин, которая резко заканчивает оползнем.
я про нашу переписку и эти три недели.
забываю, по этому еду без телефона. а может, нарочно забыл подключиться. чтобы спрятаться.
если что - только ты знаешь телефон моей мамы, по которому меня можно найти.
пиши, если сможешь.
если я не брошу курить, мое сердце, наверное, разорвется.
а теперь еще кофе....
я это все как чувствовал, как знал. что что-то пойдет не так.
дано обещание не делать глупостей.
не могу говорить о своей боли. мне это не дается, не выходит наружу, наверное, пытаясь сохранить остатки какой-то жизненной энергии. а мне так хочется... понимания. тепла.. но остается только одиночество. замкнутость, аут.
мне хочется белого неба и пустоты. вокруг и внутри, чтобы ничего не понимать и не знать. в белых стенах, с одним высоким окном на серые дома, в много-много голодных альбатросов. и пригрезится шум моря, словно бы оно за другой стеной..
это чувство - словно нечем дышать...

я пробил правую бровь...
нужно было что-то поменять, хоть что-то.
не почувствовал. ни боли, ни изменений, ни облегчения. ничего.

"серые праздники
я ненавижу их, так же, как ты.
бутылки романтики
как старые истины тоже пусты
сигнальной ракетою
взлетает пробка под потолок.
в открытом конверте...."

спасибо за все, что было.
спасибо за то, что ты был.
это было самым лучшим периодом в моей идиотской жизни.
к хорошему быстро привыкаешь.
и это больнее всего терять.

я не брошу учебу, не брошу дневника, заведя очередной новый, я не буду пить антидепрессанты, не буду принимать наркотики и "делать глупости", глобальные глупости, не сменю пароли, не удалю контакт, не буду много пить и выкуривать больше полутора пачек.
я все мечтаю о том, что все-таки смогу остаться твоим другом.
хотя это так больно, но без этого я не смогу.

играет в голове. играет в колонках.

я пишу открытые посты, как письма. но мне все равно.
это ведь мой дневник. хоть бумажный, хоть сетевой.

хочу сделать татуировку.
покрасить волосы, снова в синий. или в серебро. хочу длинные хвосты до середины спины.
а шрамы меня успокаивают, мои старые шрамы. напоминая об ошибках. давних и недавних.
чтобы осознавать реальность.

хочу по приезду сходить в кофейню.
чтобы напоили горячим кофе, рассказали интересного про жизнь. связать реальностей одним рукопожатием, тысячами слов неясной важности.
теперь я уж точно знаю, что такое одиночество. мои представления не отличались от действительности.
у меня есть друзья. одного человечка не вытащить, второй дуется непонятно на что, другие все куда-то исчезли. нити оборвались, но кто-то остался. и спасибо вам. что остались.
у меня есть семья. они замечательные, тоже. и мне. наверное. пора их увидеть...
черная фенечка, вся в узелках, замотанная на левой руке. три серебряных кольца, я никогда не носил колец.

научиться переносить сильную боль.
не стать жёстче, я не хочу.

я не оставляю всю свою боль в этом огромном городе, который мы не раз обходили по периметру, не раз плутали по площади. так поступает, наверное, каждый второй, уезжая.
почти все улицы знакомы, и мы знаем миллионы названий - улиц. проулков, магазинов...
мне его жалко, но жалеть никого нельзя. он очень сильный. вот почему он такой. серый, грустный и молчаливый. но при этом такой яркий, влюбленный, немного сентиментальный. реки, чьи-то мечты - сбывшиеся, не сбывшиеся. сбившиеся, не сбившиеся с пути люди. слезы и смех. самые красивые улыбки - искренние, интересные, грустные, веселые... настоящие.
отпечаток в памяти.
вылет электронов серебра с тонкой блестящей поверхности. блестят в линзах, отражаются в глазах, набор разнокалиберных линз из органического материала.

я слушаю энималов.
и не могу остановиться. гоняю треки один за другим. не разбирая альбомов, выборочно, прослушивая по несколько раз.
очень подходит, правда.

Не смотри назад
Там забыты тысячи картин
Ты не виноват
В том что ты один
Бесконечный круг
Из одних и тех же пройденных дорог
В мешке заплечном груз -
Миллионы снов
Миллиарды снов


встану, развеюсь. как дым.
я правда за это время никому не смог показать своих эмоций. весь такой веселый-развеселый...хотя все знают. но никто не лезет. за это я вам тоже очень благодарен, наверное. так будет лучше.

шестой час утра. надо бы собираться.
мыть голову. складывать вещи. прокрутить пирсу, нарисовать себе приятную внешность человека, который спал ночью, доволен жизнью и все у него хорошо. так и правда проще. и ни один из этих людей в поездах не посмеет залезть ко мне в душу своими грязными хирургическими перчатками. из тех, кому скучно, кому интересно.

все, прячусь, собираюсь, одеваюсь.
прости меня за все. если можешь.
мне так тяжело уходить... но так давно хочется.

"и снова ветер пляшет танец на твоем плече,
и обещает только вечный вопрос - зачем?
пиво, коньяк, водка и кока-кола -
все сливается в одно и завтра будет плохо снова."

я тебе напишу, когда приеду.
как опознавательный знак, что жив, здоров и уже далеко.
мне не хватает слов.
внизу есть сноски... если это можно так назвать.


____________________________________________
*эти строчки мне кажутся такими обидными...

@музыка: animalджаз

20:58 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
я понял, я снова вне зоны доступа.
я всем пишу, но никто не отвечает.
звоню, стучусь - ноль реакции.
делаю глупости - потому что не привык быть самостоятельным и предоставленным самому себе....

20:55 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
мне грустно.
я сижу на полу возле двери, мучаясь от похмельного синдрома...
мне хочется реветь. и я ничего не могу делать. Ленка ставит диагноз: "жалость к себе!".
надо все это бросать, разбирать, раскладывать по полочкам, а то я как-то странно себя веду, все как-то странно происходит.
мне очень плохо без твоих смс и писем в контакте.
мне очень тяжело здесь одному, очень-очень тяжело.
грустно немного, скоро я пойду спать.
чувство вины сожрет меня.
я очень-очень скучаю. я жду-недождусь твоего прилета обратно, в нашь город.
мне никак не выразить свои мысли.
тоска - это ужастно.

22:50 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
ты улетел, несколько дней назад.
тут тихо, одиноко и как-то безнадежно без тебя.
я общаюсь с людьми, с которыми давным-давно не общался.
лишь бы скрасить эти дни. они какие-то не такие, они какие-то странные, очень.
там у вас холодно, как-то тоскливо, узурпаторство и тирания.
там у вас сопки и тропические циклоны, которые надувает со всех четырех сторон, собаки на цепях и тишина после девяти вечера.
это так далеко.
и физически, и морально.
наверное, мне следует найти динамичное увлечение, или же динамичную работу. чтобы тратить в этом всего себя в эти дни, чтобы становилось проще дышать.
я иду в гости, мне захотелось подстричься и покрасить свои волосы.
а еще мне как-то странно хочется вставить себе в лицо еще одну железяку. в бровь, наверное.

мне мерещится твой голос - в полной тишине и на шумной улице.
ты говорил мне на ночь: "ну что случилось, котик? все хорошо, мой маленький", и я засыпал.
мне мерещатся твои очертания и монеры в людях.
наверное, это не особо хорошо, и мне остается только ждать и начинать делать то, что давно пора.

скоро кончится лето.

хочу фотографировать что-то, но у меня не получается даже обрабатывать.
хочу прижиматься к тебе, и слушать, как ты рассказываешь про свое лето на Сахалине, про свое детство, одиннадцатый класс, про маму и папу, про грохот собачьей цепи под окном, про фонарь, что в него светит...

мне снится мало снов, слишком мало, чтобы в них забыться.
у меня как-то подозрительно мало слов и щемящая тревога в области сердца, до боли.
блин, я дико скучаю.
все перестает быть интересным, реальность начинает напоминать шизофреничный бред.
мне хочется весь день прошататься по улицам без определенной цели, в ожидании чего-то.

мне не хватает твоего взгляда, мне не хватает твоих прикосновений, мне не хватает твоего тепла, это все сугубо твое, сугубо индивидуальное, и мне этого сейчас ничем не заменить...

приснись мне?
в ярком, теплом, запоминающемся сне.

я волнуюсь за тебя - как ты там? волнуюсь за тебя - там настолько скучно...

иногда мне страшно, что лето никогда не кончится.
иногда мне безумно хочется плакать.

00:42 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
самолет украл, унес на крыльях, далеко-далеко.
от этой музыки мне грустно.
в Хабаровске дождь и +15, на Сахалине - штормовое предупреждение.
удачки..
я уже скучаю....

18:47 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
у нас дома толпятся люди.
некоторых из них я до этого момента не видел.
я открыл все окна, ветер гуляет туда-сюда. и у меня очень странное настроение.
с работой у меня выходит облом, люди вокруг становятся какими-то странными.
улыбаемся и машем.
мне немного страшно, тревожно и аппатично.
Тац идет домой.
пришла гроза.

11:22 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
несколько недель уже пишу один и тот же пост.
мне есть про что рассказать, но не хватает слов или даже сил и пальцев....
когда только начиналось это время, когда посты перестали появляться - к тому времени у меня закончились экзамены - время начало куда-то деваться.
несколько дней я жил у мамы на квартире, но к тому времени мамуля уже уехала на дачу. жил с Людой и Татой.
Людка говорила нам убираться и делать всякую хрень, будила нас рано утром, и, оставшись дома одни, мы кури на кухне.
по ночам болтали во дворе, и было очень тепло.
потом я уехал на дачу. кто еще не знает - дача у меня в замечательной деревеньке под Лугой, я там не был три года, туда добирвться теперь только по проселочной дороге от трассы, шесть км разбитого глинистого грунта.
у меня было чувство, что я никуда-никуда не уезжал, а был там месяца два, и скоро мне уже пора ехать домой....
наснимал всякой хрени, гулял по старым, брошенным в девяностые, зданиям (дом культуры, старый, недостроенный промышленный амбар), копался в земле и не испытывал других эмоций помимо легкой тоски, апатии и нехватки человека.
настала пора ехать в город, три дня прошли почти незаметно. я стоял на перроне, и ждал электричку. из-за ремонта путей все они отправлялись с одного перрона. и я перепутал и сел не в ту сторону, на последнюю электричку - остальные ведь отменены. ночевал на отвратительном вокзале, нашел себе в компанию женщину с мальчиком, не бегал от контролеров и не спал.
город меня встретил обилием звуков, голосов, запахов и твоими объятиями.
я сдирал с себя грязную и мокрую одежду после этой потрясающей ночевки, забился под душ и залез в постель.
вчера я проходил стажировку на новом месте работы. но сегодня я не оформляюсь. хрен его знает, что с этим выйдет....
и вот, теперь я здесь. сижу, и пытаюсь написать пост, который не мог написать немереное количество времени.
скоро самолет украдет тебя.
и месяц буду сдыхать от одиночества...
кто-нибудь хочет вписаться в период с пятнадцатого июля по двадцать третье августа....?
скрасьте мое одиночество.

11:13 

традаю херней, стыбрил у Или

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
обо мне:
Я стою мало, но зато чего-то стою!
о жизни:
Разумеется, у меня есть некоторые странные привычки. Но все эти социально-адаптированные люди только и ждут возможности взять молоток и публично расколошматить свою еду на части. Обычные люди так враждебны.
о будущем:
Штирлиц: По-моему, предательство страшно, но еще страшнее равнодушное и пассивное наблюдение за тем, как происходит и предательство и убийство.
Пастор: В таком случае, может быть только одно участие в это: прекращение убийства.
Штирлиц: Сие от вас не зависит.
Пастор: Не зависит. А что вы называете предательством?
Штирлиц: Предательство — это пассивность.
Пастор: Нет, пассивность -это еще не предательство.
Штирлиц: Это страшнее предательства…
о врагах:
Всё сводится к очень простому выбору: занимайся жизнью или занимайся смертью.
о друзьях:
Проще всего объявить Олю душевнобольной (хотя бреда и галлюцинаций у нее нет, а вопрос, что такое душа, считается в психиатрии неприличным), но разве это что-нибудь объясняет? Глядя на Олю, становится ясно, что зло не присуще человеку, а вступает, входит в него, заполняя пустоту, межклеточные промежутки. Зло и добро — разной природы, а сродство у пустоты именно со злом.
про сегодняшний день:
Можно оплевать себя не открывая рта.
про завтрашний день:
…количество счастья и горя закладывается в нас при рождении. Денежные превратности на него мало влияют.
про мой характер:
Не само событие, но наше восприятие и отношение к нему определяет его воздействие на нас – позитивное или негативное.
кредо:
Функция гения заключается в том, чтобы доставлять мысли, которые через 20 лет станут достоянием кретинов.
отношения:
Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца.
Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть.

отсюда

21:57 

lock Доступ к записи ограничен

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:37 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
о боже.
вчера был мегастранный и поганый день.
весь день шатался с Мелким по Ваське, сидели в кофейнях, ходили по магазинам.
в это время сука-препод тебя валил.
ходил весь день, как обдолбаный, промокал под дождем.
а вечером мы пили пиво. а потом жрали глючные таблетки из аптеки.
никогда этого не забуду - стол волнился под рукой, до пола было просто нереально дотянуться, он отодвигался, был недосягаем.
не мог сфокусировать взгляд на близкие расстояния, нормально выговорить целую фразу и даже просто нормально сесть на стул, не понимал значения реплик окружающих.
теперь тупняк дня на три или четыре, мы спим втроем на одной постели.
вы валялись на полу, а я бегал туда-обратно, перешагивал через вас, и зачем-то ответил на мамин звонок.
- мам, какой компьютер?... какие диски?...
- вы что там, пьяные все?!
нет, блин, мы таблеток обожрались и теперь нас глючит.
- нет, мамуль, просто мне не очень хорошо...
и тут же забываю, о чем мы говорили, и начинаю прощаться.
сегодня оправдывался тем. что принимаю успокоительное, и, решив выпить полстакана пива, соверши дикую глупость - они оказалось несовместимым с алкоголем.
интересно, насколько это убедительно звучало...?

это белое небо скоро меня доконает.
где же уже солнце...
в кого же мы превращаемся...

21:06 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
снова начинаю блудиться.
иду куда-то, сам не зная куда, ищу новые, кардинально иные дороги, не нахожу, часами жду трамваев на кольце, захожу в незакомые дворы - в поисках то ли прохода, то ли новых ощущений.
чувство нереальности какое-то.

еще вчера днем я не мог чувствовать эмоции. видимо, после такого давления теряю способность ощущать.
это как после падения с мотоцикла вряд ли ощутишь укус комара.
вчера мне сделали две новых дырки: шарик в нижнюю губу и индастриал, правое ухо.
наверное, боль возвращает меня в реальность.

кажется мне, что мы лоханулись. и не раз нам еще придется лохануться на пути ко взрослой жизни.
самый поганый период - когда ты из подростка резко становишься взрослым, при чем не по документам, а окончательно и официально взрослым.
нам все так и будут из раза в раз поганить настроение. это как минимум.

сидел у Илька, она не подавала признаков жизни.
сидела, свернувшись, иголками наружу.
переставай быть таким, Илек.
мне вспоминалась моя бабуля - прабабушка по маминой линии. думал о том, что надо ее навестить.
через минуты три мама сказала, что завтра у бабули годовщина и мне надо съездить, т.к. она в этот раз не может сама.
стало легче после визита к ней.
а я по ней скучаю, хоть почти и не помню.

20:34 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
- Господи, неужели я смеюсь, как дебил...?
- нет, всего лишь как пчела.

были на концерте органной музыки.
я засыпал и ко мне приходили скомканные глюки от этой странной музыки.
потом ходили в магазин, накупали сладостей.
по поводу? я хорошо сдал экзамены.
потом я злился, а потом меня смешивали с говном. ходили за мной по пятам, не давая зарыться в уголок, зажигая в комнатах свет.
обидел тебя, солнышко мое.
я злюсь и думаю не о том, о чем надо бы.
теперь у меня почти месяц каникул.

завтра двину к Ильку, в кои-то веки выберусь, отвезу ей пленку.
в городе холодно. когда я проснулся, у меня болела голова и дождь стучал по карнизам и шумом воды по водосливным трубам с крыши.
вчера я думал, что умру. меня никогда в жизни до такого состояния не доводил один человек

на днях:
идти по Лиговке, заблудиться во дворах.
и словно это какой-то чужой город, а вовсе не наш.
какие-то странные люди, места и ощущения.
облупившийся кирпич и провалившийся асфальт, странные вещи и вывески компаний. центральные подворотни среднего российского городка.
была жара, за день до этого мы валялись в парке на солнышке.

а сейчас дико холодно, и я весь день валял дурака.
на субботу обещали грозу.

12:55 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
этож ж опа какая-то.
слишком много кого сейчас расформировывают.
мне очень обидно.

и что ты будешь делать...?

02:56 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
серпом луны подкашивает ноги.

хочу поснимать, тебя.
сегодня мне даже нравится, как я выгляжу.
лето, ура, наступило.
ездили отвозить Лёлины вещи, почти ночью, катались на стеклянных лифтах и в последних электричках, смотрели, как приходят товарные поезда, в свете фонарей через виадук, запах свежескошенной травы и скрип пересмешников и я перемыл всю квартиру, у нас почти идеальная чистота.

и ты просишь меня надеться на твой палец.... Оо
носом.

да, кстати.
просыпаться в хорошем настроении воскресным утром - это очень клево.

13:02 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
просыпаться с непонятной тоской и легкой апатией.
экзамены почти все уже сдал, мне нарисовали оценку о предмету, по которому был лучше всех в классе, и препод меня обожала. видимо, я неудержимо тупею.
ни черта не успеваю в этом мире, хочется валяться на зеленой траве, курить одну за одной и задыхаться от жары.
все разворачивается нервно, стремительно и на душе нарывает язва страха.
моей маме будут удалять щитовидку.
у тебя экзамены, начинаются на неделе.

у меня иногда возникает чувство, что пишу, разжёвывая текст для самого себя, чтобы потом не пришлость раздумывать, что имелось ввиду.
противно.
у меня ничего не получается.
иду курить.

02:06 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
фраза ночи:
"нехрен на экзамен на четыре часа опаздывать!", голосом Горлума а так же курицы, которые меня съедят.
Тац превращается на соседней табуретке.

11:34 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
серые праздники,
я ненавижу их так же как ты,
бутылки романтики,
как старые истины, тоже пусты

проснувшись, упереться взглядом в непроходимое бледно-серое небо.
последний твой выходной перед зачетами, у меня завтра тоже экзамен.
мне немного не по себе, мы все в наших родных краях страдаем от авитаминозов, недосыпа, недостатка позитивных эмоций, недостатка солнечных лучей...
уж почти лето, а мы видели солнце раз пять.
ровно через год я буду подавать документы в Академию.
от этой мысли мне еще больше не по себе.
это тупо от неуверенности в завтрашнем дне.
наверное, мы все неуверенны. в нем.
я хочу на финский.

И по магазинам
Мы будем носиться в ожидании чудес
И думать о минах
Заложенных в основании небес
А после расстанемся
Тебе направо, мне налево, в Тибет
А то, что останется
Вложу в конверт, подарю тебе

01:58 

то, что тебе непонятно, ты можешь понимать как угодно. © Чак Паланик
денек....
только пришел домой.
бессонная ночь не прошла даром - экзамен сдал на отлично.
просто в очередной раз попался легкий билет....
засыпая на ходу, я проспал свою остановку, а поезда уже не ходили от ветеранов.
у метро какая-то женщина сказала, что я поеду с каким-то парнем на маршрутке.
тот был неадекватным и я пошел пешком.
ноги отваливаются.
покрасил Таньку в зеленый.

хитрые конфеты

главная